Всю жизнь связал со связью. Рассказ юных журналистов о ветеране Великой Отечественной войны

30 апр. 2020 г., 16:45

Просмотры: 151


Для нас Великая Отечественная война – это не только прошлое. Её дыхание многие чувствуют и теперь, ведь она круто повернула всю жизнь страны, вошла в каждый дом, в каждую семью. Сегодня для нас 9 Мая – это празднование Победы, символ мирного неба и гордости за подвиг дедов и прадедов. Но для людей, переживших войну – это в первую очередь напоминание о том, какой ценой, ценой скольких жертв и страданий, был побеждён фашизм. Мы представляем материал из цикла встреч с ветеранами, проведённых юными журналистами центра «Радуга».

– Когда готовятся к празднику, когда кругом этот шум, праздничная суета, вспоминается всё сразу. Трудно становится, когда наваливается всё это кучей. Я, кстати, вчера, когда собирался после нашего разговора, думаю, а что я порасскажу ребятам? Я, как правило, после 10 ложусь спать. А тут встал, посмотрел время – два часа с чем-то было, я не мог уснуть. Вот это 9 Мая, – признается Иван Тарутанов.

На момент начала войны Ивану Тихоновичу Тарутанову было 18 лет.

– 1 сентября учебный год начинается. А у нас учебный год не получился. Из студентов сформировали группы.

Ивана Тарутанова задействовали в военно-полевом строительстве железных дорог. Как рассказывает сам герой, у бригад не было никакой техники. Лом, кирка, лопата... Пока сухо – тачки, в грязь и снег – носилки.

– Когда война началась, стратегически стало необходимым эти железные дороги соединить по правому берегу Волги. Это как рокадная дорога (железная дорога, проходящая параллельно линии фронта – прим. ред.). Зимой с 1941-го на 1942-й год мне доводилась там работать, – вспоминает Иван Тихонович.

В июне 1942 года нашего героя призвали в армию и направили в первое Московское краснознаменное военное авиационное училище связи. В нём он проучился 1,5 года. Это может показаться странным, ведь в такое тяжёлое время необходимых специалистов зачастую готовили за три месяца на ускоренных курсах. Ивана Тарутанова учили не только в совершенстве, хоть с завязанными глазами, работать с техникой, но и действовать в специальных условиях.

– И вот наши специалисты военные, изучив опыт событий с японцами, выбрали всё то, что нам интересно из их боевых искусств. И была создана программа, которую называли «Действия бойца без оружия».

Это приёмы, где физическая сила – не главное. А главное – быстро принимать решения.

– Надо быстро принимать решения, пока ты не успел испугаться. Если ты испугался, ты всё, уже без оружия. Это романтика, конечно, но были очень, очень тяжёлые тренировки. Тогда ситуация такого требовала.

В каждом учебном плане предусмотрено время для практики. У нашего героя она тоже была, только прошла на войне, его вместе с группой отправили на поездах и даже пешком добираться в действующие части.

– И вот, первый раз услышали мы, как стреляет авиационная пушка, под истребителя попали. Тогда немцы могли себе такое позволить. Когда мы пришли, началась Курская дуга. Вот и там практиковались, если так говорить.


После окончания училища в 1944 году наш герой был назначен на должность начальника радиопеленгатора в 99-м отдельном гвардейском Забайкальском разведывательном авиационном полку. Иван Тарутанов объясняет, пеленг – это направление. В основном специалисты, обеспечивавшие действие радиопеленгатора, работали со своими экипажами – выводили их на цель.

– Это облегчало. Но самое важное было не облегчение выхода на цель, а возвращение после выполнения задания. Когда экипаж погоняют зенитки или истребители, а он отработал уже ресурс возврата, сразу сориентироваться – вот что было очень важно. Дать возможность по кратчайшему пути вернуться на свой аэродром.

Экипаж составляли три человека: лётчик, штурман и стрелок-радист. Именно он обеспечивал связь борта со штабом, передавая информацию азбукой Морзе.

Ещё одно задание для нашего героя, так как полк занимался разведкой, пеленг немецкого штаба.

– Где-то радиоразведка, это не наша служба была, нащупала при обмене штабов немецких частей, что с таким-то позывным радиостанция принадлежит какому-то большому штабу. И вот тогда нам давали позывной – следить. Как он выйдет на связь, запеленговать его.

 Иван Тарутанов ждал пока немецкий штаб выйдет на связь, чтобы определить точку его нахождения. Для этого он мог провести в наушниках от нескольких часов до нескольких дней. Услышав нужный позывной, наш герой сразу пеленговал его. Это занимало буквально несколько секунд.

Также Иван Тарутанов рассказал, что при подготовке масштабных операций нужна была точная информация о наличии вооружения у немцев. Для этого необходимы фотографии больших территорий. Экипажу давалось задание на определённый квадрат.

– Он один раз зайдёт, где-то ушёл, чтобы не мозолить глаза немцам, пройдёт два, три раза, пока всю площадь не сфотографирует.

Для этого использовались специальные фотоаппараты с хорошей оптикой и плёнкой 40 сантиметров в ширину, а также фотолаборатория в автомобилях. После обработки снимков, а их проявляли, прокатывая через спирт и сразу печатая, из них составляли карты. Съёмка велась с высоты 1,5-2 тысячи метров.

Иван Тихонович Тарутанов_2.jpg

Визуальная разведка могла не заметить немецкий аэродром, замаскированный сверху срубленными кустами. И только увеличив и рассмотрев фотографию, можно было увидеть примерные контуры самолётов и даже их ряды.

Нашему герою пришлось работать и с ещё одним видом информации. Бойцам нужно было узнавать о том, что происходит на фронте, поэтому ему довелось примерить роль журналиста. Большие дивизии обеспечивали собственными газетами, в отличие от полков. Именно поэтому для последних было необходимо найти способ получения и распространения новостей.

– После 12 часов на определённых частотах шли передачи для фронтовых газет. Это из Москвы, из редакций кто-то сидит, читает текст. Читает его так медленно, чтоб можно было записать. Мне иногда заместитель командира части давал задание: «Послушай для утренней политинформации».


Во время, свободное от службы и журналистской деятельности, когда погода не позволяла самолётам подниматься в небо, наш герой не упускал возможности потренироваться. Например, в стрельбе из авиационного пулемёта, который давал 1800 выстрелов в минуту.

– В ленту закладывается 10 патронов, надо дать три очереди. Вот при такой скорострельности. Две очереди я давал всегда, третья у меня не получалась, не успевал, – улыбается Иван Тихонович.

В атаках наш герой не участвовал, но присутствовал при штурмовке аэродрома немцами. «Погибли очень многие», – говорит он. Фашисты подобрали удачный момент для нападения накануне 1 мая 44 года. В этом бою Иван Тарутанов был ранен.

– Мне довелось после ранения остаться в полку. Потом мне хирург говорил: «Ещё бы два сантиметра пониже, и у тебя бы левую ногу отрезали». Осколок попал.

filterimage.jpg

Наш герой привёл статистику: по подсчётам, за время войны полк потерял три состава.  Иван Тихонович говорит, что эти воспоминания угнетают – когда бомбы падают на аэродром и рвутся, когда нет спасения от зенитного огня, когда от товарища нечего даже хоронить…

– Потери были… Ребята близкие мне, хорошие приятели... Ну, мы все близкие были, с одного котелка кушали.

Ивана Тихоновича и его сослуживцев перебрасывали с аэродрома на аэродром, с площадки на площадку. Окончания войны они дожидались в Литве. Итак, раннее утро, несколько залпов американских зениток и тишина... Тревожная ситуация.

– Я позвонил на радиостанцию, мы, как правило, с ними радиопеленгатор-радиостанция находились недалеко и всегда держали связь. Что у вас есть там? Они говорят: «Объявили, что война кончилась». И мы тогда бегом к штабу, а там кто как: кто одетый, кто раздетый, у кого что в руках – у кого-то пистолет, у кого-то автомат, все стреляют, пуляют.

Затем последовал долгий путь с войны, который для Ивана Тихоновича после продолжения службы в армии закончился в Латвии.

Война не только оставила в душе нашего героя тяжёлый след, но и дала громаднейший урок на всю жизнь. Он определяет главное для себя – это уважение к своим друзьям и близким.

– Армия мне большие знания дала, – продолжает Иван Тихонович. – Конечно, учиться надо постоянно, но армейская подготовка мне дала возможность нормально устроиться в гражданской жизни.

Всю свою жизнь наш герой связал со связью. Более 40 лет он прожил и проработал в Латвии. В зоне ответственности Ивана Тарутанова были телефоны, телеграфы и радио — десятки тысяч километров линий.

– Работал начальником линейного технического узла. Это три административных района. К примеру, северный граничил с Эстонией и Псковской областью.

Когда появились разговоры о выходе Латвии из состава Советского Союза, Иван Тарутанов стал искать возможность уехать и перебрался по обмену в Пущино. Здесь он и живёт с 90-го года. «Подвернулся случай», – говорит Иван Тихонович. А для нас этот случай стал счастливым, ведь не каждому удаётся побеседовать с ветераном, услышать его историю и узнать историю военных лет не из книг, а из живого рассказа, глядя прямо в глаза... Прочувствовать переломные моменты жизни, разделить радость от окончания войны и гордость за Победу.

Юлия Гусарова, Ирина Кулиева, Алина Незамаева, Максим Росс

 

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое