Яндекс.Погода

суббота, 31 июля

ясно+17 °C

Безглагольность бытия. Пущинская кругосветка

02 июля 2015 г., 13:35

Просмотры: 237


Пущинцы ездят по асфальтированным дорогам, порой вполне заслуженно ругаются на ямы, которые встречаются на пути. Когда видят какой-нибудь изъян в благоустройстве города, начинают активно действовать. Неработающий фонтан, большая лужа, высокий бордюр – это уже глобальные проблемы. Трудно поверить, что совсем рядом, всего лишь в 17 километрах от Пущина, дела обстоят иначе. О тульской усадьбе, до которой от нашего города можно добраться на велосипеде, в материале из цикла «Пущинская кругосветка».

Пущинцы ездят по асфальтированным дорогам, порой вполне заслуженно ругаются на ямы, которые встречаются на пути. Когда видят какой-нибудь изъян в благоустройстве города, начинают активно действовать. Неработающий фонтан, большая лужа, высокий бордюр – это уже глобальные проблемы. Трудно поверить, что совсем рядом, всего лишь в 17 километрах от Пущина, дела обстоят иначе. О тульской усадьбе, до которой от нашего города можно добраться на велосипеде, в материале из цикла «Пущинская кругосветка».

Среди лесов и полей затерялась некогда перспективная деревня Есуково. Здесь нет асфальтированных дорог, благоустроенных зон отдыха, кстати, и сотовая связь «ловит» с переменным успехом. Так что если вы устали от благ цивилизации и суеты, то вам сюда.

Усталая нежность, изящная хрупкость, безгласность, безбрежность… Есуково поражает удивительной звенящей тишиной, которую нарушают лишь коты и птицы. Кажется, что небо здесь становится ближе, а воздух наполняется густым и терпким ароматом луговых трав и цветов, сочной листвы вековых дубов и плодородной земли. Но не только природа щедро одарила этот край, постаралась и история.

До конца 50-ых годов 20 века деревня Есуково была совсем небольшой, особенно по сравнению с соседней, где действовал женский монастырь. При этом её история хоть и не масштабно героическая, но по-домашнему уютна и интересна. Усадьбу здесь в начале 19 столетия построил боевой офицер Владимир Новосильцев. На Отечественную войну 1812 года он попал юношей. Был ранен в Лейпцигской битве. Война для него закончилась только в Париже. В отставку вышел в звании полковника. Владимир Григорьевич женился на дочери деревенских соседей. Именно он построил каменную усадьбу. Ранее здесь были обветшалые деревянные сооружения. Разбил французский парк с липовыми аллеями, которые вели к пруду. К сожалению, Владимир Григорьевич прожил недолго. Однако оставил после себя 4 дочерей и одного сына.

Сын – Александр Владимирович учился в Московском университете. Слыл известным представителем тогдашней молодёжи. Был постоянным членом кружка Аполлона Григорьева.Остроумный и непредсказуемый, он снискал себе дружбу и уважение будущих историков Константина Кавелина и Сергея Соловьёва, поэта Афанасия Фета. Каждое лето Александр Владимирович приезжал в Есуково. Здесь он отдыхал от немного утомившей московской суеты, с упоением читал под сенью черёмух и акаций. А близкие люди окружали его заботой и любовью.

Сестры Софья и Екатерина стали писательницами. В своих книгах они не раз возвращались к счастливым дням жизни в усадьбе, описывали ту неповторимую атмосферу, которая царила в имении. Софья Владимировна под псевдонимом «Ольга N.»вспоминала: «Дорога от Серпухова лежала берегом, чтобы перебраться на другую сторону, пришлось долго ждать парома. Я не дождалась, велела себя перевезти на лодке. И пошла пешком домой. Я спешила в родную деревню, как на встречу к дорогому существу после долгой разлуки; надо было пройти около трёх вёрст. С неожиданной радостью я поднялась в берёзовый лес, каким в том местности изобиловали тогда берега Оки; вот знакомые поля, окаймлённые селениями и рощами, вот часовня с иконой Спасителя, под высокой берёзой, а за ней двойной и тройной ряд берёз, примыкающих к усадьбе; вот и широкий двор, окружённый каменной оградой, обставленный людскими и кухней, и над ними возвышается старинный двухэтажный дом. Мы жили наверху; окна моей комнаты выходили в сад, а там: «Шумели тёмных лип аллеи…». 

Сейчас от двухэтажного дома остались лишь четыре стены. Они зияют пустыми глазницами окон, сквозь которые зеленеют молодые побеги. Утрачена поэзия уюта дворянского гнезда, осталась лишь тень хрупкой, угасающей красоты. Зарос и пруд, не могут отразиться в его некогда зеркальной глади липы, лишь знающий предысторию человек способен рассмотреть в зарослях слабые очертания рукотворного парка. Всё созданное природой и человеком слилось в единую дикую первобытную стихию. Как в стихотворении Константин Бальмонта, здесь царит безглагольность.

Есть в русской природе усталая нежность,

Безмолвная боль затаённой печали,

Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,

Холодная высь, уходящие дали.

Екатерина РУССКОВА

Фото Андрея МИХАЙЛИНА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*